НЕ ЦАРСКОЕ ЭТО ТЕЛО: «МК» РАЗБИРАЛСЯ, КАК ВЛАСТЬ И РПЦ ЗАГНАЛИ ДРУГ ДРУГА В ЛОВУШКУ ИЗ-ЗА ОСТАНКОВ СЕМЬИ РОМАНОВЫХ

Автор
Опубликовано: 14 дней назад (13 июня 2017)
Редактировалось: 1 раз — 13 июня 2017
0
Голосов: 0
Патриарх Кирилл проведет 14 июня заседание церковной комиссии «по изучению результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом», на которое также приглашены представители СК РФ и ряд экспертов, принимавших участие в исследованиях в рамках уголовного дела о гибели царской семьи. Главный и единственный пункт повестки – вопрос о принадлежности «екатеринбургских останков».
До сих пор церковь не торопилась с решением, но есть существенный повод ускориться: через год с небольшим исполнится сто лет с ночи казни Романовых, указывает «Московский комсомолец». Прах двоих царских детей – цесаревича Алексея и великой княжны Марии – по сию пору остается не погребенным, а этот вопрос находится в компетенции правительства. Кстати, изначально участия церкви в этом скорбном проекте вообще не предполагалось. До определенного момента патриархия не проявляла никакого интереса к останкам Алексея и Марии. Причем равнодушие выглядело прямо-таки вызывающим.
По существующим правилам, человеческие останки, с которыми закончена следственная работа, следует передать родственникам, а если те никак себя не проявляют – похоронить как невостребованные. Рассматривались, однако, и другие варианты. К решению проблемы в СКР попытались подключить РПЦ. Все-таки речь шла о людях, признанных святыми. Ответ, пришедший из патриархии, обескуражил следователей: Русская православная церковь не претендует на останки и «не настаивает» на участии в их дальнейшей судьбе.
Той же позиции в патриархии придерживались в принципе и на момент создания правительственной рабочей группы. Похороны цесаревича и великой княжны понимались тогда как сугубо государственное мероприятие. А кроме того позиция Владимира Путина, по чьей инициативе и была создана группа, задавала очень жесткий ритм: президент требовал решить вопрос как можно быстрее. Об этом было прямо заявлено председателем группы на первом ее заседании.
Именно главой государства, по сведениям источников в правительственной рабочей группе, была определена первоначальная дата похорон – 18 октября 2015 года, день тезоименитства цесаревича. На последнем своем заседании, прошедшем 11 сентября 2015 года, рабочая группа официально предложила правительству похоронить цесаревича и великую княжну в заданный срок – 18 октября. Но незадолго до конечной остановки этого мчавшегося на всех парах экспресса кто-то словно нажал на стоп-кран. Впрочем, кто нажал – понятно. Тот же самый, кто ранее скомандовал «полный вперед».
По официальной версии, повороту предшествовало обращение РПЦ к властям с просьбой не торопиться и провести дополнительные исследования. Однако, по нашим данным, вначале было совсем другое слово. Владимиру Соловьеву – члену рабочей группы, следователю-криминалисту СКР, занимавшемуся «царским делом» с начала 1990-х до конца 2015 года, – не хотелось повторения скандальной истории 1998 года, когда церковное руководство проигнорировало церемонию захоронения.
Светскому начальству идея понравилась. Что вряд ли можно сказать о вершине церковной вертикали. По данным наших источников, патриарх Кирилл был «жутко недоволен» тем, что история с останками приняла такой оборот. По мнению информированных собеседников издания, глава РПЦ явно предпочел бы, чтобы этот вопрос пребывал в долгом ящике до конца его патриаршества. Согласно их информации, именно Кирилл, тогда еще митрополит, сыграл ключевую роль в драматичных и скандальных событиях 1998 года, употребив все свое влияние на то, чтобы церковное руководство, и в первую очередь патриарх Алексий II, склонявшийся к признанию останков, отказалось в итоге от этой мысли. Но, похоже, патриарх получил предложение, от которого не смог отказаться. При этом церковь выторговала себе у Кремля целый ряд привилегий.
По сути, власть и патриархия загнали друг друга в ловушку. Громогласно объявив, что без церкви ничего решать не будут, чиновники сделали себя заложниками политики патриархии. Последняя же оказалась в позиции «между молотом и наковальней». С одной стороны – власть, проявляющая явные признаки нетерпения. С другой – православные фундаменталисты, грозящие чуть ли не расколом, если руководство церкви предпочтет поклоняться «лжемощам» («Несвятые святыни»).
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!