+222 RSS-лента RSS-лента

,,Дом в котором я живу ,,

Автор блога: Бэлль Бэлль
Наши..
Рута Ванагайте, автор книги "Наши": про убийц, праведников и евреев. Интервью


За последние месяцы литовский театральный критик, писатель, журналист Рута Ванагайте – автор вышедшей в прошлом году книги "Наши" ("Mūsiškiai") об участии литовцев в массовых убийствах евреев во время Холокоста, ставшей бестселлером, но вызвавшей крайне противоречивую и порой враждебную реакцию в Литве – несколько раз приезжала в Израиль и выступала перед израильтянами.

На этой неделе Рута Ванагайте ответила на вопросы журналиста NEWSru.co.il Павла Вигдорчика.

Тема Холокоста в Литве достаточно хорошо исследована историками, в частности Альфонсасом Эйдинтасом. Есть материалы послевоенных судебных процессов, есть произведения художественной литературы – достаточно вспомнить Григория Кановича. Почему именно ваша книга вызвала такой эффект?

Историки эту тему исследовали, но широкая публика всего этого не знала. Мы все закрывали на это глаза, всем это было удобно. Никто не заставлял смотреть страшной правде в лицо. И в моем образовании, и в образовании моих детей теме Холокоста уделялось в девятом-десятом классе по 45 минут. Говорили, что 200 тысяч убито, говорили о местных пособниках, а остальное время – про тех, кто спасал евреев. Не рассказывается об этом как о системе, о механизме уничтожения. Говорится о горстке выродков. Это то, что мы знали. Мой интерес начался с того, что двое моих родственников были вроде бы причастны. Они не стреляли, но когда я узнала, как это все происходило… Люди не стреляли, но они составляли списки, делали свою работу в самоуправлении, охраняли. Они были участниками Холокоста.

Но это не объясняет эффект вашей книги.

Правильный выбор оказался в том, что я начала писать с точки зрения человека, который ничего не знает. Я встала на один уровень со своим читателем, стала разбираться абсолютно с нуля – как стал бы человек с улицы. Второе – я написала шокирующую книгу. Все острые углы, все шокирующие факты – они в книге. Она получилась как детектив или книга ужасов, написанная простым человеком с улицы. Те же историки, они же не исследовали, какие сны были у убийц, какие стихотворения они писали, что делали с зубами, выдранными у жертв. Историки занимаются совсем другим – и их книги неинтересны. Хорошие, но неинтересные. А моя книга, как историки говорят, плохая, но интересная.

Книга пока не переведена на русский, поэтому я не смог ее прочитать. Откуда у вас информация, легшая в основу книги? О том, что люди видели во сне?

У меня были три источника. И для меня было принципиально, чтобы рассказы выживших в Холокосте евреев или цитаты из израильских или американских исследований не попали в мою книгу. Только то, что говорят литовцы. А источников было три. Первый – книги литовских историков. Второй – дела, которые находятся в особом архиве – их десятки тысяч. Литовские историки их исследовали и подсказывали мне, где найти интересные материалы, самые страшные убийства, самые скандальные материалы. Они вели меня за руку. А третий – мы вместе с господином Зуроффым, знаменитым охотником на нацистов, были в 40 местах в Литве и просто заходили в избы и спрашивали людей – и находили тех, кто это видел.

И люди просто начинали изливать вам душу – просто потому что нашли, кому рассказать?

Думаю, да. Им было трудно говорить, они не соглашались фотографироваться, не хотели, чтобы я записывала, не называли имен. Но все, что они видели, они рассказывали. Для многих из них это был первый раз, что они об этом рассказывали, может кто-то говорил об этом с родней. Но чтобы кто-то чужой пришел и начал расспрашивать – такого не было.

Центр исследования геноцида говорит, что не осталось живых свидетелей. А их полно. Убийц, наверное, действительно не осталось – ведь в 1941 году им было не меньше 18 лет. Но те, которым было шесть или восемь, они же видели. И люди помнят все до мельчайших деталей – даже какого цвета было небо, и как были одеты люди.

На ваш взгляд, что ощутили эти люди после того, как излили вам душу? То, что вы их растормошили, принесло им облегчение или пробудило старые кошмары?

Я их не тормошила. Просто видела человека на улице и спрашивала – часто даже не заходила в дом. "Что здесь происходило, видели ли вы? – Да, я видел". И они рассказывали, что видели или знают от родных. Некоторые плакали, но это не поменяло всю их жизнь.

А когда книга вышла, то многие молодые люди стали покупать своим дедушкам и бабушкам. И когда те прочитали эту книгу, они стали разговаривать со своими внуками. До этого они думали, что это происходило только у них. Это было такое кошмарное событие, что они, наверное, даже не хотели об этом говорить – слишком страшно.

А оказалось, что это происходило со всеми. Значит, об этом уже легче говорить. И это очень важно.

Мы говорим о Литве, которая несколько веков была для евреев родным домом. Вильнюс стал новым Иерусалимом. Как все это могло рухнуть за считанные дни?

Литва 20 лет была независимой. Потом была советская оккупация, и немцы пришли как избавители. У литовского правительства была надежда, очень глупая, наивная, детская надежда, что немцы, расправившись с советской властью, дадут Литве или независимость, или автономию. Все, что произошло с евреями в Литве, произошло ради независимой, свободной Литвы. Основным мотивом убийства других людей была любовь к своему народу, к своей стране.


Это было стечением очень многих несчастных обстоятельств за очень короткое время. Если мое правительство говорит мне, что евреи – это коммунисты, если нацистская пропаганда поддерживается моим правительством, которое хочет для моей страны самого лучшего, если созданы государственные и муниципальные структуры, если вся пирамида власти, в том числе полиция, привлечена к этому. А остальной народ, когда понял, что происходит, был в ужасе.

Какой процент литовцев принимал участие в Холокосте?

Сейчас это точно подсчитали. Если считать участниками и тех, кто составлял списки, и тех, кто охранял, и тех, кто убивал, – это примерно 18 тысяч человек.

И этого оказалось достаточно?

Если в этом участвует вся пирамида, вся гражданская администрация… В Литве же вообще почти не было немцев. Всем руководило литовское самоуправление и литовская полиция. В августе 1941 года 90% литовских евреев еще были живы. В ноябре их уже не стало. Это произошло примерно за три месяца. Каждый день убивали по 5-10 тысяч человек. И только после этого люди стали прятать евреев, стали спасать – когда поняли, что происходит. А сначала никто ничего не понял. И люди боялись. Так что не было каких-то протестов.

Современная официальная позиция балтийских государств такова: "Мы были оккупированы, у нас не было национальных правительств. В условиях оккупации часть наших народов встала на сторону зла"…

Не часть народа. "Горстка выродков". А ведь это действительно была часть народа, и не худшая часть. Начиная с отца Ландсбергиса, который был министром, и кончая моими родственниками, которые составляли списки советских активистов. А то, что советские активисты были евреями и через день их расстреляли – так это просто так совпало.

Муж моей тети работал начальником полиции в Паневежисе. Чем он занимался? Им сказали сверху, что нужно охранять, нужно делать… Он все это делал. А потом бежал и скрывался под чужим именем всю жизнь. И присылал мне джинсы. Или отец нашего другого президента, Адамкуса. Он был начальником транспортной полиции на железнодорожном вокзале Каунаса, куда приходили огромные составы с евреями. Из Чехословакии, Австрии, Франции. Он не знал?

Тот же Адамкус пришел в Понары, ко рвам, и сказал, что этим преступлениям нет прощения.

Нет прощения. Но когда его спросили, чем занимался его отец в транспортной полиции, Адамкус ответил: "Мы дома об этом не говорили". А может и говорили. Причастны-то все. Может, у кого в родне не было дяди… Но куда делось имущество евреев?

200 тысяч человек погибли. Осталось 50 тысяч домов. Вещи, тарелки, полотенца, матрасы. Куда это испарилось? Немцы это не взяли. В каждой семье есть какая-то антикварная вещь. И каждый должен спросить, откуда эта вещь? Ответа у него не будет, но сам этот вопрос сделает его лучшим человеком.

Эта трагедия была трагедией и литовского народа. Для меня стал настоящим открытием замечательный историк Кристоф Дикманн. Он сказал, что в Литве в принципе не было немецкой оккупации. Численность советской армии у нас была 150 тысяч человек. А когда пришли немцы, то они пошли за советской армией на восток, и в Литве на всем протяжении оккупации было 600-900 немцев. А литовская муниципальная инфраструктура – 20 тысяч человек. А второе, что он сказал: даже если человек не был антисемитом, взяв еврейскую вещь, он им становится.

Круговая порука?

Да. "Евреи заслужили. Они кровь пили и вообще…"

Вы поднимаете вопрос о банальности зла. Впервые о нем заговорила Хана Арендт. Продолжил эту тему Даниэль Гольдхаген. Как такое может быть: человек встает утром, собирается на работу, жена ему собирает с собой еду – и он с восьми утра до пяти вечера, с перерывом на обед, занимается окончательным решением еврейского вопроса?

Мы решили этот вопрос еще до того, как состоялась конференция в Ванзее. К началу 42-го года евреи уже были убиты.

Это происходило постепенно. Люди пришли в карательные батальоны, потому что правительство сказало им: будет независимая литовская армия. Это люди из бедноты. Не было работы, не было еды… Им сказали: "Будем бороться с советскими активистами". Хорошо! Сначала они, скажем, охраняют какие-то заводы, потом аэропорт, потом синагогу, где эти активисты собраны. Потом этих активистов надо куда-то вести. И когда они уже приходят к яме…

Знаете, что интересно? На всех допросах эти убийцы, эти ребята называли евреев не советскими гражданами и не евреями, а "обреченными". В их сознании уже не было другого выхода. Кто-то уже вынес этот приговор, все уже решено за них. Идут на расстрел отец с маленьким сыном, отец обнимает сына… "Мы же не звери какие-то, чтобы на глазах у отца сына убить". Убивали в первую очередь отца, а ребенок – он ничего не понимает . Даже в нечеловеческих условиях они старались остаться людьми. Как бы парадоксально это ни звучало.

Вы раз за разом говорите о литовском правительстве. Это идет вразрез с официальной версией, согласно которой Литва была оккупирована, и правительства у нее не было. Очевидно, это одна из главных причин того, что в Литве к вам сложное отношение.

Да. Ведь если мы говорим, что это делали немцы – это одно. А то, что это делало литовское правительство, чтобы угодить немцам, в надежде получить независимость, которую немцы никогда не обещали – нужно переписать всю историю. И наша история, история жертв, история героев, становится также и историей убийц. Историки говорят об этом на закрытых конференциях: пойти с Гитлером было роковой ошибкой литовского правительства. И пойти до такой степени, чтобы даже отправлять батальоны в Белоруссию убивать их евреев.

Но Литва оказалась между молотом и наковальней. Был ли другой выход?

Можно было выбрать нейтралитет. Все государственные структуры, существовавшие в независимой Литве, вернулись на работу. Без них до такой степени этого бы не было. У немцев не было ресурсов, не было людей – все они были на войне. Только местные знали, где копать ямы, только они могли составить списки. Только сотрудничество местных властей позволило немцам сделать то, что было сделано.

Во время советской оккупации тема Холокоста была табуирована. Процесс осмысления в Балтийских странах начался после обретения независимости. Создается ощущение, что мы находимся на переломном этапе – можно вспомнить и марш в Молетае, и тысячи свечей, зажженных у памятника свободы в Риге в годовщину расстрелов в Румбуле. Каким вам видится продолжение этого процесса?

Литва раскололась на две части. В принципе, есть две Литвы. Одна – моего возраста, скучающая по Советскому Союзу, по советским фильмам, по обеспеченности, по бесплатным санаториям… Это поколение, конечно, тоже любит Литву и очень патриотично. Но это недоученное поколение, получившее образование в советских университетах. Они чего-то знают, чему-то научились, но думают, что знают все. Так и мои подруги: "Ну что ты об этих евреях? Ну, убивали их, немцы убивали, литовцы убивали. Сколько можно об этом говорить?" Их это не интересует. Никто не хочет в это углубляться. Это и комплекс неполноценности, и антисемитизм.

Но молодое поколение гораздо более открыто миру. У них друзья в Америке, в других странах. Эти друзья иногда спрашивают о судьбе литовских евреев. Молодежь тоже любит Литву, но не собирается там жить. Им очень важно отмежеваться от старшего поколения с его деревенским мышлением. Воспитанного на антисемитизме и католической церкви. Новое поколение к этому иначе относится. Но оно тоже не будет в это дело так углубляться. Для них это как крестовые походы или первая мировая война – давняя история. Но для них это правда. Для старшего поколения – давно и неправда, а для младшего – давно и правда.

И что делать с этой правдой?

Когда к власти придет младшее поколение, когда умрет Ландсбергис и все его патриотические сотрудники, то оно возьмет то, что написали литовские историки. Это будет в учебниках, люди будут знать. Думаю, лет 10-20 еще.

Хотелось бы узнать, что вы почувствовали, когда на марш в Молетае пришли и Витаутас Ландсбергис, и Даля Грибаускайте…

Не пришла она!

Разве она не приехала в Молетай?

Она с народом не пойдет. Она пришла отдельно, сама.

Тем не менее, она приехала в Молетай. И командующий армией приехал. Что это – соединение двух Литв, о которых вы говорили?

Нет. Политики всегда делают то, что интересно электорату. Они почувствовали, что появляется критическая масса молодых людей, для которых это важно. Но в принципе – они пришли туда, возложили венок и все. Они же не сказали, что вся Литва участвовала – просто почтили память жертв. Все. А что дальше? Дальше ничего не произошло. Меня не пригласили ни в одну школу. В школьных библиотеках нет моей книги. Продолжения нет. Но оно будет. Как мои дети мне сказали: "Мама, эту книгу никто не будет читать. Может, через десять лет".

Каким тиражом ее издали, кстати?

Сначала напечатали 2.000 экземпляров, но это раскупили за два дня. А сейчас издали 19.000.

Для Литвы это огромный тираж.

В Литве бестселлер – это книга тиражом в 5.000 экземпляров. Так что люди читают. Читают, плачут. Государственной позиции это не меняет. Центр по исследованию геноцида не делает больше того, что делал. Но если книга издана тиражом 19.000, а каждую книгу читают четыре, пять, шесть человек…

Чем это объясняется?

Книга скандальная, о ней каждый имел свое мнение – даже не читая.

Этот скандал планировался изначально?

Ни в коем случае. Я очень многих людей расспросила: кто будет читать? Даже мои дети говорили, что им это не особенно интересно. Мои подруги и друзья тоже сказали: "Сколько можно о евреях? Это нас не интересует". Интересовались, платят ли мне евреи. И все. Да, если бы платили, издали бы большим тиражом.

На какие языки ее переводят? Я знаю, что готовится русский перевод, ивритский. Будет ли английский перевод?

Она переведена на английский, но только в компьютере. Сейчас она издается на иврите – выйдет зимой в издательстве "Едиот Ахронот". В Польше тоже издали – первыми. Хотели полякам показать, что литовцы были еще хуже.

Когда, по вашему мнению, тот процесс, что сейчас идет в Литве, начнется в России? Лидеры Литвы, Латвии, Украины становятся у рвов и говорят, что часть их народов встала на сторону зла. На территории России было уничтожено 400 тысяч евреев. Они были убиты в основном местными коллаборационистами. Когда мы увидим Путина у Змиевской балки?

Когда будет критическая масса народа, которая будет от него этого ждать. Как этого потребовало молодое поколение в Литве. Которое ездит, общается. Россия это все-таки более закрытая страна. Пока нет критической массы электората, этого не произойдет. Политики говорят то, что хотят от них слышать. Если никто не хочет этого слышать, этого не будет.

У меня есть очень популярные книги, которые читают женщины моего возраста. Мне говорили, что я потеряю свою аудиторию, дескать, те женщины, что это читают, ненавидят евреев и не простят этой книги. "Ну и ладно!" – сказала я.

Так и вышло?

Нет. Они просто ее не читают. На моих встречах с такими читателями организаторы меня просят "только не про Холокост". Но я им все равно немного рассказываю. Они плачут.

Ваша книга как бы "наложилась" на сложные отношения между Россией и Литвой. Вы сделали несколько заявлений о Путине, которые плохо восприняли в Литве. Почему вы решили заняться политикой?

Когда я решила написать эту книгу, то узнав, о чем она, руководители издательства сказали мне: "Ты что? Знаешь, какая сейчас геополитическая ситуация?" В Литве никто никогда не выходит на улицы, не устраивает демонстрации даже в случае самой серьезной коррупции, потому что сразу скажут: "Тебе Путин платит". И мне даже друзья сказали: "Сколько тебе Путин заплатил за это?" Потому что Путину выгодно, чтобы литовец назвал литовцев фашистами. Но я этого не буду говорить. Не хочу, чтобы русские использовали мою книгу в своих пропагандистских целях.

Хороший бы заголовок вышел: "Мне Путин не платит".

(Смеется) Да, мне говорят, что евреи платят и Путин платит. Никто!

И кто платит больше?

Все деньги в Швейцарии. Я даже не знаю, откуда они приходят.

По числу праведников народов мира по отношению к численности населения Литва занимает одно из лидирующих мест. "Яд Вашем" удостоил этого звания 891 жителя Литвы – страны, население которой тогда не превышало двух миллионов человек . Кто для вас в большей степени "наши" – те, кто убивал, те, кто спасал, те, кто был убит?

Я так не разделяю. Все люди, что жили в моей стране, – "наши". И убийцы, и праведники, и евреи. Мы очень хотим, чтобы наш народ был чистеньким: баскетболисты, актеры и праведники. А история наша очень простая: был князь Витаутас, который добрался до Черного моря, а после этого были партизаны, воевали с советской властью, и наконец вступили в NATO. Вот это вся наша история. А она не вся такая. Не вся.

Беседовал Павел Вигдорчик.
Услыште кто не слышал
Советник главы МВД Украины: Донбасс ждут зачистки
Политика
«В этом сомневаться не стоит»

Советник главы МВД Украины Зорян Шкиряк призвал не сомневаться в том, что Донбасс в скором времени будет освобожден. За этим последуют обязательные «зачистки», заявил Шкиряк в эфире «5 канала».
«Мы обязательно эту территорию освободим, и зачистки обязательно будут. В этом сомневаться не стоит», — отметил Шкиряк.
По его словам, под зачисткой стоит понимать правоохранительную деятельность, которая будет применена к ополчению Донецкой и Луганской Народных республик. Киев называет эти структуры «незаконными вооруженными формированиями».
Украинцы просят у Порошенко пустить поезда в Крым


Мирным жителям, по словам Шкиряка, зачистки не угрожают. К ним не будет никаких вопросов, заверил он.
Сетевой ислам: как Европу превращают в «халифат»
Европейские медиаактивисты обнаружили в Европе более 180 исламистских организаций. Под видом неправительственных правозащитных объединений те продвигают идеи создания всемирного «халифата» и борются с противниками исламизации Европы. Причем делают это на деньги европейских налогоплательщиков и стран Ближнего Востока. С 2010 года, когда началось основное финансирование, исламистские организации получили более $ 300 млн. Большая часть организаций связана с международной партией «Братья мусульмане», которая запрещена в России. Это движение имеет с другими запрещенными в России организациями «Аль-Каида» и «Исламское государство» одну и ту же цель — создание всемирного «халифата». Но только действует сейчас другими методами, без насилия, что приносит исламистам куда больше очков в покорении Европы. Сегодня у «Братьев мусульман» самая разветвленная сеть вполне легальных организаций в Старом свете, при этом они сохраняют самые тесные связи с салафитами и джихадистами, что делает их еще более опасными, чем воинствующие радикалы.
«Халифат» — один, методы — другие
«Они организовывают европейских мусульман, они говорят за них, они представляют их и являются сегодня их самым громким голосом, нравится это самим европейским мусульманам или нет», — рассказали EADaily активисты проекта Islamic map, которые фиксируют исламистские организации и отслеживают их деятельность. Самое большое количество движений исламистов обнаружили в Великобритании — 84. Следом идут Германия, Австрия, Швейцария, Бельгия и Франция. По данным активистов Islamic map, львиная доля исламистских организаций создана и контролируется международной партией с египетскими корнями «Братья мусульмане», палестинским исламистским движением «Хамас» и государственным Управлением по делам религии Турции, известным как «Даянет».
«Большинство политиков одурачены двуличием, которое используют „Братья мусульмане“ и другие исламисты. Они не заявляют о своих реальных целях европейской общественности. Поэтому мы пытаемся показать их тактику и связи с экстремистами», — говорят активисты. По их словам, борьба с исламофобией — основная бизнес-модель исламистских организаций. Под нее они и получают львиную долю официального финансирования. Так, в основном с 2010 года Еврокомиссия и правительства Швеции, Германии, Австрии, Швейцарии, Великобритании и Норвегии выделили на деятельность исламистских организаций $ 155 млн. Еще $ 157 млн. поступило на их счета из Катара, Саудовской Аравии и США — от правительств, благотворительных фондов, частных лиц и королевских семей. Например, в 2014 году «Датская исламская организация» получила от правительства Катара 20 млн евро, а «Лига мусульман Бельгии» — 1,1 млн.


На деле же борьба с исламофобией сводится у исламистских организаций не столько к рассказам о мирном исламе, сколько к кампаниям против тех, кто противостоит исламизации европейского общества. «Они оказывают давление на тех, кто решается сказать правду», — говорят в Islamic map. Жесткая борьба при этом ведется даже в соцсетях. Например, в Facebook действует закрытая группа «Сообщи об антиисламских страницах» с более чем 11 тысячами участников. Возглавляемая выходцами из Пакистана, она собирает данные об всех пользователях и группах, кто, по ее мнению, ведет антиисламскую политику и делает все, чтобы заблокировать их деятельность. Так, в начале мая они засыпали письмами администрацию соцсети и Facebook заблокировал группу «Республика атеистов», в которой 1,6 млн. участников.

Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2017/05/17/setevoy-islam-kak-evropu-prevrashchayut-v-halifat
Черный призрак детства
На третьем энергоблоке Чернобыльской АЭС произошло задымление
Государственная инспекция ядерного регулирования Украины сообщила о задымлении в одном из помещений третьего энергоблока на Чернобыльской АЭС
Авария на четвертом энергоблоке ЧАЭС произошла в ночь на 26 апреля 1986 года. Из-за разрушения активной зоны реактора в атмосферу попали тонны радиоактивных веществ
ВСЕ ФОТО



Государственная инспекция ядерного регулирования Украины сообщила о задымлении в одном из помещений третьего энергоблока на Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС), передает РИА "Новости".

Как сообщается на сайте госинспекции, информация о задымлении была получена от ЧАЭС в 15:57. Задымление произошло в помещении N509 блока N3 ЧАЭС и в 16:00 было "ликвидировано с помощью работников МЧС". "Радиационное состояние помещений блока N3 и площадки ЧАЭС без изменений", - говорится в сообщении.

Как объяснил ликвидатор последствий чернобыльской катастрофы Евгений Дубинин, руководивший выполнением работ на третьем и четвертом энергоблоках, данную ситуацию даже аварийной назвать нельзя, пишет "Московский комсомолец".

"Дело в том, что блоки станции давно заглушены, топливо выгружено. А потому радиационной опасности от столь незначительного инцидента быть не должно. Что могло произойти? Да элементарно кабель загорелся, пошло задымление - вот и все", - пояснил Дубинин.

Что касается радиационного фона непосредственно на станции, то, по его словам, перед запуском энергоблоков после аварии все узлы и агрегаты проходили дезактивацию.

"Я лично участвовал в этих работах. Все обрабатывалось специальными растворами для удаления радиоактивных веществ, приводилось к нормальному фону. Так что, если даже какой-то элемент поддержания жизнедеятельности станции загорится, на радиационную ситуацию это не повлияет", - подчеркнул он.

Третий энергоблок был запущен в 1981 году и в декабре 2000 года навсегда был остановлен по решению властей.

Авария на четвертом энергоблоке ЧАЭС произошла в ночь на 26 апреля 1986 года. Из-за разрушения активной зоны реактора в атмосферу попали тонны радиоактивных веществ. По данным экспертов, суммарный выброс вредных веществ составил 50 млн кюри, что равнозначно последствиям взрывов 500 атомных бомб, подобных сброшенной в 1945 году на Хиросиму.

В радиусе 30-километровой зоны от станции было эвакуировано более 115 тыс. человек. В ликвидации последствий аварии на ЧАЭС участвовали более 600 тыс. человек, несколько десятков из них скончались от облучения.

В 2012 году началось строительство арки над объектом "Укрытие", накрывшим разрушенный в 1986 году четвертый энергоблок. Процесс ее установки с помощью 224 гидравлических домкратов начался 14 ноября 2016 года, а завершился 29 ноября. Длина арки, рассчитанной на использование в течение как минимум 100 лет, в сборе составляет 165 метров, высота - 110 метров, ширина 257 метров, вес - более 36 тыс. тонн.
За что боролись2
КИЕВ, 11 июн — РИА Новости. Безвизовый режим Украины с Евросоюзом работает в штатном режиме, при этом в первый день в страны Шенгенской зоны не пропустили пятерых украинцев, сообщает департамент консульской службы МИД Украины.


Глава рода Лермонтовых прокомментировал цитату о России в речи Порошенко
Украинские граждане с 11 июня получили свободный доступ в Шенгенскую зону на 90 дней в туристических, предпринимательских и семейных целях.
Как отмечает департамент на своей странице в Facebook, одного гражданина страны вернули с пункта пропуска на границе с Польшей, поскольку ему был запрещен въезд в ЕС, двум людям отказали во въезде на словацкой границе из-за превышения срока предыдущего пребывания в Евросоюзе. Из-за отсутствия визы в паспорте старого образца одного украинца не пустили в Румынию и еще одного, несовершеннолетнего — в Венгрию.

Польша неохотно пропускает украинцев через границу, заявили пограничники
Польша неохотно пускает украинцев после отмены виз, заявили пограничники
Также сообщается, что в немецком Кельне гражданин Украины не смог объяснить цель своей поездки, "но благодаря консулу ситуация была урегулирована". Украинские дипломаты продолжают мониторить ситуацию в международных аэропортах стран Евросоюза и наземных пунктах пропуска.
В ведомстве добавили, что в целом украинцы довольны режимом прохождения контроля и его продолжительностью, которая составляет 10-15 минут. По состоянию на 15.00 (совпадает с мск) в страны ЕС по биометрическим паспортам въехали более шести тысяч граждан Украины, в том числе более 1,1 тысячи — по паспортам нового образца.
За что боролись
Италия отказалась пустить без виз двух бедных украинцев

Киев, 13 июня. Италия вернула в Незалежную двух украинцев без денег и обратных билетов. Об отказе в безвизовом въезде двум гражданам Украины сообщила пресс-служба Госпогранслужбы страны.

Всего с начала действия нового режима пересечения границы страны ЕС отказали украинцам в безвизовых поездках шесть раз. Четыре случая связаны с нарушением миграционного законодательства европейских стран во время предыдущего пребывания.

«Еще двух наших соотечественников вернули службы Италии, поскольку последние не смогли подтвердить надлежащий уровень финансового обеспечения и не имели обратных билетов», — уточнили в ГПУ.
НЕ ЦАРСКОЕ ЭТО ТЕЛО: «МК» РАЗБИРАЛСЯ, КАК ВЛАСТЬ И РПЦ ЗАГНАЛИ ДРУГ ДРУГА В ЛОВУШКУ ИЗ-ЗА ОСТАНКОВ СЕМЬИ РОМАНОВЫХ
Патриарх Кирилл проведет 14 июня заседание церковной комиссии «по изучению результатов исследования останков, найденных под Екатеринбургом», на которое также приглашены представители СК РФ и ряд экспертов, принимавших участие в исследованиях в рамках уголовного дела о гибели царской семьи. Главный и единственный пункт повестки – вопрос о принадлежности «екатеринбургских останков».
До сих пор церковь не торопилась с решением, но есть существенный повод ускориться: через год с небольшим исполнится сто лет с ночи казни Романовых, указывает «Московский комсомолец». Прах двоих царских детей – цесаревича Алексея и великой княжны Марии – по сию пору остается не погребенным, а этот вопрос находится в компетенции правительства. Кстати, изначально участия церкви в этом скорбном проекте вообще не предполагалось. До определенного момента патриархия не проявляла никакого интереса к останкам Алексея и Марии. Причем равнодушие выглядело прямо-таки вызывающим.
По существующим правилам, человеческие останки, с которыми закончена следственная работа, следует передать родственникам, а если те никак себя не проявляют – похоронить как невостребованные. Рассматривались, однако, и другие варианты. К решению проблемы в СКР попытались подключить РПЦ. Все-таки речь шла о людях, признанных святыми. Ответ, пришедший из патриархии, обескуражил следователей: Русская православная церковь не претендует на останки и «не настаивает» на участии в их дальнейшей судьбе.
Той же позиции в патриархии придерживались в принципе и на момент создания правительственной рабочей группы. Похороны цесаревича и великой княжны понимались тогда как сугубо государственное мероприятие. А кроме того позиция Владимира Путина, по чьей инициативе и была создана группа, задавала очень жесткий ритм: президент требовал решить вопрос как можно быстрее. Об этом было прямо заявлено председателем группы на первом ее заседании.
Именно главой государства, по сведениям источников в правительственной рабочей группе, была определена первоначальная дата похорон – 18 октября 2015 года, день тезоименитства цесаревича. На последнем своем заседании, прошедшем 11 сентября 2015 года, рабочая группа официально предложила правительству похоронить цесаревича и великую княжну в заданный срок – 18 октября. Но незадолго до конечной остановки этого мчавшегося на всех парах экспресса кто-то словно нажал на стоп-кран. Впрочем, кто нажал – понятно. Тот же самый, кто ранее скомандовал «полный вперед».
По официальной версии, повороту предшествовало обращение РПЦ к властям с просьбой не торопиться и провести дополнительные исследования. Однако, по нашим данным, вначале было совсем другое слово. Владимиру Соловьеву – члену рабочей группы, следователю-криминалисту СКР, занимавшемуся «царским делом» с начала 1990-х до конца 2015 года, – не хотелось повторения скандальной истории 1998 года, когда церковное руководство проигнорировало церемонию захоронения.
Светскому начальству идея понравилась. Что вряд ли можно сказать о вершине церковной вертикали. По данным наших источников, патриарх Кирилл был «жутко недоволен» тем, что история с останками приняла такой оборот. По мнению информированных собеседников издания, глава РПЦ явно предпочел бы, чтобы этот вопрос пребывал в долгом ящике до конца его патриаршества. Согласно их информации, именно Кирилл, тогда еще митрополит, сыграл ключевую роль в драматичных и скандальных событиях 1998 года, употребив все свое влияние на то, чтобы церковное руководство, и в первую очередь патриарх Алексий II, склонявшийся к признанию останков, отказалось в итоге от этой мысли. Но, похоже, патриарх получил предложение, от которого не смог отказаться. При этом церковь выторговала себе у Кремля целый ряд привилегий.
По сути, власть и патриархия загнали друг друга в ловушку. Громогласно объявив, что без церкви ничего решать не будут, чиновники сделали себя заложниками политики патриархии. Последняя же оказалась в позиции «между молотом и наковальней». С одной стороны – власть, проявляющая явные признаки нетерпения. С другой – православные фундаменталисты, грозящие чуть ли не расколом, если руководство церкви предпочтет поклоняться «лжемощам» («Несвятые святыни»).
европейский маразм 3
Норвежские судьи предложили легализовать шариат
В Норвегии обсуждают: не принять ли в стране законы шариата. В некоторых районах, где проживают мусульмане, они давно действуют неофициально. "За" выступают, в первую очередь, юристы и некоторые правозащитники. "Против" большинство политиков - как правых, так и левых.

Глава объединения судей Норвегии Тур Ландбах лишь идею высказал: не узаконить ли в стране шариатский совет? Но даже мысль об этом вызвала у его сограждан много эмоций.

"Я не призываю менять норвежскую судебную систему, но мы должны уважать людей другой культуры, например, мусульман, которые живут согласно своим традициям. Если ваш брак заключен по нормам шариата, то, возможно, вам нужен совет представителя вашей культуры, чтобы решить конфликт. Шариатские советы и так существуют. Если сделать их открытыми, общество будет понимать, что там происходит", - считает Тур Ландбах.

Речь не идет о легализации шариатских судов, то есть вроде норм шариата в уголовное право. Норвежские судьи завалены административными делами: о разводах и разделе имущества, и больше половины исков - от представителей мусульманской общины. Шариатский совет упростил бы норвежским юристам задачу: особенно, когда последователей пророка Мухаммеда в Осло с населением около 600 тысяч человек - едва ли не четверть жителей. Но политики - и левые, и правые - говорят "нет".

"Наша страна - лучшая в мире по защите равных прав, и мы не можем допустить, чтобы некоторые женщины стали узницами у себя дома, как могут потребовать некоторые экстремисты", - объясняет свою позицию депутат парламента Норвегии Карин Вольдсет.

Таких районов, где живут преимущественно мигранты с Востока и во дворах периодически возникают таблички "Здесь действуют законы шариата", в норвежской столице несколько. Грюнланд - в самом центре. Своя мечеть, на заборах - объявления вязью, в магазинах - украшения и наряды для настоящих восточных красавиц, посередине улицы - ресторан с названием "Али-Баба".

Для многих приезжих жизнь в Норвегии, действительно, сказка. Минимальное социальное пособие здесь - 4200 крон, это более 500 евро. К тому же государство часто выделяет деньги на аренду жилья, оплату электричества и даже покупку традиционной национальной одежды. Например, хиджаба.

И это, если вы одиноки. Пособие на ребенка - гораздо выше. То есть, чем больше детей - тем значительнее доход родителей. И при такой заботе государства словосочетание "можно не работать" у некоторых всплывает само собой. При виде камеры многие жители Грюнланда прячут лица и переходят на другую сторону улицы, просят не снимать, для них "это не очень хорошо".

"Мы обязаны принимать у себя беженцев, если дома им угрожает опасность, но мы рассчитываем что, когда ситуация у них на родине нормализуется, они вернутся. Но они не возвращаются. В Осло существуют районы, типа гетто, норвежские семьи уезжают оттуда, забирают детей из школ, потому что в классе большая часть говорит на иностранном языке, и норвежский ребенок просто ничего не понимает", - говорит Карин Вольдсет.

Мехтаб Афсар - генеральный секретарь исламского совета Норвегии. Хорошо образован, говорит на нескольких языках и по-светски предлагает обойтись в мечети без платка. Он против шариатских судов в уже родной для него скандинавской стране. И считает, что в лице мусульман, европейцы видят вампира, которого не существует.

"Это ерунда, что мы не хотим интегрироваться. Мы хотим! - отмечает Мехтаб Афсар. - Но есть вещи, которые останавливают. Была очень острая дискуссия, когда девушка-мусульманка хотела устроиться на работу в полицию, но ей отказали, потому что она хотела работать в хиджабе. В чем проблема? Это ее страна, она говорит по-норвежски, думает на нем, почему о ней судят по тому, что на голове, а не в голове?"

После июльских терактов о толерантности норвежцы говорят больше, но не знают, как реагировать, когда на праздник в детском саду мальчик приходит в костюме шахида - такой случай был. И пока юристы дискутируют, банкиры уже начали кредитовать клиентов-мусульман по специальным схемам - так, чтобы это не противоречило законам ислама.
Европейский маразм 2
Норвежки приняли ислам ради билетов на концерт Джастина Бибера
Чего только ни сделаешь ради возможности бесплатно попасть на концерт любимого исполнителя. Так, пять девочек-подростков из Норвегии согласились принять ислам ради того, чтобы выиграть билеты на шоу канадского певца Джастина Бибера. Местная церковь строго осудила их поступок, сообщает норвежское издание Dagen.

Авторы норвежского телешоу Ann-Kat Haerland решили проверить, насколько далеко готовы зайти местные подростки, чтобы получить билеты на концерт зарубежной поп-звезды. Они установили камеру прямо на улице, после чего одетые под мусульман сотрудники программы начали предлагать прохожим принять ислам в обмен на заветные проходки.

Пять девочек-подростков с радостью согласились стать мусульманками ради посещения шоу. Сотрудники передачи попросили их сначала смыть макияж (это вызвало у фанаток Бибера наибольший протест), надеть хиджаб, а затем произнести "молитву" на арабском.

В результате оказалось, что фразы, принятые девочками за слова молитвы, означали: "Джастин Бибер нечистый и, вероятно, гей". Не сообщается, получили ли девочки билеты на концерт певца после того, как выполнили все ритуалы, однако ролик заканчивается тем, что они прыгают от радости и хлопают в ладоши. Провокационный перформанс не мог не обратить на себя внимание представителей христианского сообщества.

Так, епископ норвежской лютеранской церкви Хальвур Нурьхауг заявил, что данный эпизод свидетельствует о тотальном непонимании большинства сограждан того, как много может значить вера для некоторых людей. "Это яркий пример того, как ирония в сочетании с неуважением к чужим взглядам превращаются в нечто трагичное. На мой взгляд, этот конкурс был глупым и бестактным по отношению ко всем верующим", — заявил Нурьхауг.

Представители Джастина Бибера заявили, что не имеют к данному сюжету никакого отношения.
Пустили в Европу.....
Безвиз без права на работу развенчал миф о неполноценности Украины?


Глава украинского представительства при Евросоюзе Николай Точицкий заявил, что введение безвизового режима свидетельствует о том, что миф о неполноценности Украины для европейского сообщества развеян.

«Это действительно неординарное событие, которое разрывает все мифы о том, что Украина — где-то на заднем дворе Европы. Мы это сделали», — заявил посол.

Он также отметил, что с политической точки зрения введение безвиза подтверждает тот факт, что Украина и страны-члены ЕС являются равноценными партнерами.

Ранее в Государственной пограничной службе Украины сообщили, что, по данным на 11 июня, безвизом воспользовались 1,3 тысячи украинцев. В ведомстве уточнили, что 71 процент путешественников пересек границу через автомобильные пункты пропуска, еще 29 процентов летели на самолете.

Безвизовый режим между Украиной и Евросоюзом вступил в силу 11 июня. Согласно соглашению, достигнутому между Киевом и Брюсселем, граждане страны смогут находиться в странах-участницах Шенгенской зоны не более 90 дней в течение полугода.

Разрешения на работу и учебу в Евросоюзе украинцы не получили.