Майдауны стали клоунами в Европе

Автор
Опубликовано: 31 день назад (14 ноября 2018)
+1
Голосов: 1
Майдаунный скакун о светлом постмайданном настоящем:

«Когда случился Майдан, у меня был свой бизнес в Харькове — анимационное агентство, — рассказывает РИА Новости Владимир из Харькова. — Но как раз тогда заказов не было — и я поехал в Киев. Жил на площади в палатке. Я стоял там скорее не за что-то, а против чего-то. Против той же коррупции, при Януковиче она приняла ужасающие масштабы. Взятки брали за все. И на Майдане я был до самого конца».

Правда, после победы революции взятки милиционеры, переименованные в полицейских, все равно брали, говорит собеседник. Но вести бизнес стало труднее. Владимир попытался открыть магазин спортивного питания. Однако покупательная способность украинцев упала, дело не пошло.

Тогда по совету друзей Владимир отправился на заработки в Польшу — по безвизу. «Сейчас я понимаю, что это была авантюра. Сначала прибыли без связей, ничего, конечно, не получилось. Потом поехали, заручившись поддержкой. Специальность проще некуда — разнорабочий. Относились к нам как? Никак не относились. Откровенно равнодушно. По принципу „шерифа проблемы индейцев не… волнуют”. В общежитии, где мы жили, не было горячей воды. Но шефа наши бытовые трудности не заботили. Дескать, крыша над головой есть, чего вам еще надо? Начхать ему на нас было», — вспоминает он.

С другой стороны, в Польше Владимир понял, из-за чего возникают негативные стереотипы поляков об украинцах: «Раньше из Украины уезжали квалифицированные профессионалы, хорошо образованные. А тут дали безвиз, и хлынул поток тех, кого Европа прежде не видела, — некультурных, невоспитанных людей».


Еще какое-то время Владимир поработал в Чехии, там тщательнее следили за соблюдением прав сотрудников. А затем ему предложили работу во Франции. «Клоуном. Я уже был аниматором, знал специфику. Поехал с другом, он тоже революционер, участвовал в Майдане. Сейчас выступаю в Ницце, Каннах и Сан-Тропе. Проблем из-за разницы культур не возникло. Французский я еще учу, но представления в основном для детей, а дети везде благодарная аудитория. И во Франции много семей многодетных, они часто устраивают детские праздники. А у нас на Украине семьи не такие — один-два ребенка. Да и все заняты выживанием: накормить бы, одеть, в школу собрать — не до клоунов и веселья», — отмечает Владимир.

Визиты на родину уже не радуют бывшего активиста Майдана. «Такое ощущение, что мы провалились в какой-то совок, вместо того чтобы стать ближе к Европе. Обстановка, настроение людей… Хотя я и мои знакомые стояли на Майдане не столько за европейский выбор, сколько за достойную жизнь на Украине. Будущее связывали с родиной. А теперь я не знаю, буду ли там жить», — признается он.

Чужбина, по его наблюдениям, сглаживает все противоречия — в том числе политические. «Мы тут радуемся всем русскоязычным. Приятнее всего, конечно, если встретишь земляка. Но русские, белорусы, украинцы — со всеми хочется говорить, тоскуем по общению. Даже с хорватом или сербом перекинуться парой слов в радость: язык-то славянский. Тут, во Франции, все различия уходят на задний план. Да и сама страна прививает толерантность», — заключает Владимир.

Дебилы, блеать!

P.S.
Кроме того, я считаю, что Пиндостан должен быть разрушен!
Комментарии (1)
Найда # 15 ноября 2018 в 01:47 +1
оно неизлечимо.